Опровержение датировки 1988 г.

Вместе со знатоками своего дела углубимся в основные факторы, которые могут сильно влиять на радиоуглеродное датирование Туринской плащаницы. Первый - это среда обитания, в которой вырос тот лен, который впоследствии использовался для изготовления полотна. Если, предположим, это была область с постоянными вулканическими извержениями (типа Везувия в Италии), то радиоуглеродное датирование теряет всякий смысл!

Второй фактор - место расстилки и мочки льна, на котором происходит активный ионный обмен. Мы уже говорили о том, что традиционная технология производства льняной пряжи включает в себя замачивание в течении нескольких дней высушенных, а затем измочаленных стеблей льна. В течении замачивания, целлюлоза волокон впитывает в себя из воды ионы кальция, стронция, железа и другие. Это относится и к нашему случаю, потому что как показывают исследования, эти элементы равномерно распределены по объему полотна Туринской плащаницы. Но в течении замачивания возможна адсорбция (впитывание) растворенных весьма древних органических карбонатов из воды, что несомненно привело бы к более древнему возрасту, чем истинный возраст льна.

Первые два случая в истории с плащаницей весьма маловероятны. И очевидно, что одна из основных возможность загрязнения ткани - это впитывание органических примесей пористой структурой целлюлозы волокон льна уже после того, как ткань была изготовлена.

Источником таких примесей могут быть плесенный грибок, ложномучнистая роса (то есть особая плесень,бывающая на коже или бумаге) и другие типы грибковых налетов, которые образуются на полотне при повышенной влажности.

Нужно учесть, что впитывание молодых органических карбонатов из влаги, находящейся в порах волокон целлюлозы может постепенно заменить часть карбонатов, которые содержались в ткани с момента ее изготовления. Тем более, что этот процесс весьма ускоряется за счет частой обработки, натяжения, складывания и прочих процедур, которые проводили с Туринской плащаницей в течении многих веков. Таким образом мы видим - впитывание молодых органических карбонатов шло значительно интенсивнее, чем это бывает с захороненными тканями, которые подвергаются только обычной естественной порче.

Постарайтесь не забыть, что за прошедшие века плащаница подвергалась прямому воздействию человеческих рук. Ее варили в масле, подвергали воздействию воска, мыла, дыма от пожаров. Возможно, что ткань плащаницы находилась несколько столетий замурованной в городской стене вместе с масляной лампой. Но абсолютно точно - ее прикрепляли к деревянной раме, и в течении столетий ткань впитывала молодой углерод из целлюлозы древесины!

Подобно древесному углю, открытая структура целлюлозы льняного полотна, а в особенности древнего полотна, является высоко пористой, с большой поверхностью впитывания. Она активно впитывает органические вещества, содержащие более молодой радиоуглерод, который смещает возраст полотна в сторону омоложения.

Кроме этого мы не можем отрицать, что за огромное время существования Туринской плащаницы она подвергалась многочисленным посторонним воздействиям, пагубно влияющим на волокна целлюлозы. Еще в 1978 г. Marano наблюдал на волокнах целлюлозы льняной ткани плащаницы изобильные отложения инородных загрязняющих веществ тесно связанных с волокнами полотна. При подготовке к радиоуглеродному датированию большие частицы типа пыльцы и остатков насекомых могут быть удалены с помощью сверхзвуковой очистки (мойки), но все равно неопознанные "наросты" на волокнах целлюлозы требуют дальнейшего изучения.

Прибавьте к этому, что нужно старательно удалить с поверхности волокон целлюлозы попавшие туда за многие века многочисленные навязчивые остатки посторонних волокон. Для нас будет не вредно знать, что радиоуглеродные лаборатории решительно протестуют против того, чтобы образцы для датирования, пока их доставят с археологических раскопок в лабораторию, даже несколько недель находились в бумажных конвертах. Контакт молодой целлюлозы с древней недопустим! Мы теряем достоверность! А к Туринской плащанице пришита в течении 450 лет ткань поддержки, и плащаница усеяна огромным количеством микроскопических обрывков мелких посторонних волокон!

Теперь, после обзора первичных факторов, подойдем к самому весомому. Мы будем говорить о обстоятельстве, которое наиболее существенно повлияло на смещение изотопного соотношения. Обратимся к пожару 1532 г., когда частично расплавилась нагретая (вероятно до 850-900 градусов из-за сплавов) шкатулка из литого серебра, а раскаленная струя прожгла ткань и уничтожила часть поверхности ткани по линии сгибов.

Очевидно, что Туринская плащаница сохранялась в сложенном виде. Она была положена в мешочек из шелка, кроме того сама серебренная шкатулка имела внутри бархатную крышку. Это нам известно из описи 1483 г.: "Святая плащаница, обернутая в красный шелк, покрытая темно-красным бархатом и находящаяся в шкатулке..."

Таким образом, первое что производит мощное загрязнение на ткани - копоть. Говоря научным языком - передача продуктов пиролиза (разложение под действием высокой температуры) целлюлозы посторонних средневековых предметов на полотно плащаницы произошла, как прямым взаимодействием, так и через воздух - "окуривание". В результате чего, в условиях насыщенной атмосферы внутри шкатулки, коллоидный углерод и продукты сгорания проникли в поры целлюлозы плащаницы. Вклад от действия пиролиза был произведен быстрым нагревом органических материалов до температуры выше 700-800 градусов, вследствие чего содержащийся в них углерод был преобразован в более плотную, менее легко-окисляемую, но более легко перемещающуюся форму. Таким образом появление вне прожженных областей рассеянных по поверхности ткани пестрых пятен легко объясняется неравномерным распределением продуктов пиролиза по поверхности плащаницы.

Надо сказать, что молодой углерод мог впитаться в ткань не только через через окуривание и коллоидальные включения. Он легко мог попасть в поры целлюлозы плащаницы через расщепление (от воздействия высокой температуры) гидрокарбонатов, находившихся в посторонних веществах, которые к моменту пожара присутствовали внутри ткани плащаницы. В течении столетий на поверхности ткани плащаницы накапливались жиры, протеины, или остатки углеводородов. Кроме того, в хронике есть упоминание о том, что в 1503 г. ее, чтобы проверить на подлинность, проваривали в масле. Вещества от этой масляной обработки должны были еще присутствовать в 1532 г., когда случился пожар. Таким образом молодой углерод от этих расщепленных гидрокарбонатов, ранее находившихся в посторонних веществах, с тех пор находится на волокнах ткани в виде микроскопических сажа-подобных частиц, или в виде микроскопических коллоидальных включений углерода между микро-волокнами целлюлозы.

Теперь мы переходим к самому большому вкладу в смещение датирования по радиоуглероду. Это - изотопный обмен. Еще в 1968 году Raaen утверждал, что реакции замены древнего углерода ткани на более молодой могут происходить с некоторыми веществами при температуре в 300-400 градусов. Обмен изотопами углерода в этом случае представляет главную трудность при радиоуглеродном датировании, потому что происходит процесс химической реакции, и мы не можем с достоверностью утверждать, сколько в ткани древних изотопов углерода, а сколько из них поменялись на более молодые изотопы.

Мы уже говорили, что из девяти лабораторий, желавших проводить радиоуглеродный анализ полоски ткани вырезанной из Туринской плащаницы, допущены были только три. Это наводит на определенные размышления. Очень странно, что такие крупные специалисты не учли в своих работах известных факторов, которые могли вызвать эффект "омоложения" ткани плащаницы.

Поэтому маститый Джон Джексон предложил руководителю Седовской лаборатории в Москве Дмитрию Кузнецову - известному специалисту в области биополимерной химии текстиля провести модельные опыты. Необходимо было определить - возможно ли в результате мощного пожара, когда плащаница долго подвергалась термическому и газовому влиянию столь сильное изменение изотопного состава льняной ткани?

Кратко поясним физико-химические основы процесса. В замкнутом пространстве храма при высокой температуре пожара в воздухе нарастала концнтрация углекислого и угарного газов в присутствии катионов серебра. А этот благородный метал, кроме прочего, является прекрасным катализатором! Поэтому в раке возникли идеальные условия для реакции карбоксилирования целлюлозы, то есть присоединения к ней дополнительного углерода.

Целлюлоза состоит из длинных цепей глюкозы - колец из шести атомов углерода и, когда такие кольца соединяются в полимер, у каждого них остаются незанятыми три химические связи - так называемые гидроксильные группы. Они могут активно вступать в реакции с кислотными остатками. В горячем дыму возникает нестойкое соединение - угольная кислота. При ее распаде образуются углеродные остатки и они свободно присоеденяются химическими связями к незанятым гидроксильным группам. После этой реакции никаким мылом или другим растворителем нельзя удалить добавочный углерод из целлюлозы. Таким образом к древнему полотну во время пожара присоединился более современный углерод.

Обстоятельства сложились так, что для модельных экспериментов в Седовской лаборатории имелись все исходные данные. Как известно, пожар 1532 г. в монастырском храме города Шамбери подробно описан в летописи. Нам известно, что пламя бушевало около шести часов, и третью часть этого времени благочестивые монахи пытались спасти плащаницу, обливая водой сильно раскалившуюся в огне серебреную раку. Достоверно известно, как была сложена плащаница и какую форму имела рака, до какой температуры она раскалилась. Плащаница была весьма существенно обожжена расплавившимся серебром. Причем это серебро участвовало и в химических реакциях, потому что во время исследований 1978 г. профессор Алан Адлер из США, определяя химический состав ткани, обнаружил в ней избыточное количество серебра.

Когда с помощью Высшей инженерной пожарно-технической школы в Москве и аналогичной организации города Лиона во Франции определили главные параметры пожара, то есть какой концентрации достигли в помещении углекислый и угагарный газы, пары воды и катионы серебра, химики заказали на заводе газовую смесь заданного состава. Во время экспериментов смесь подавали в термостат, где висел кусок льняной ткани. Концентрацию газов и их температуру во времени регулировал компьютер.

Ученые обработали различные образцы текстильных изделий: музей этнографии в Бухаре предоставил для опытов кусок льняной ткани, достоверно датированной VI веком нашей эры, а из Италии доставили образец, которому почти две тысячи лет. Он особенно ценен тем, что ткань найдена в Израиле при раскопках. Для сравнения с древними образцами ученые обработали современную ткань, сотканную в Краснодаре. Всего специалисты собрали около шестидесяти кусочков льняного полотна, датированных разными методами, в том числе радиоуглеродным. Их возраст - от XX до V веков нашей эры.

И вот результат превзошедший все ожидания! В образцах древних тканей под действием модельного "пожара" намного увеличилось содержание углерода-13 и углерода-14, а изменение изотопного состава было тем больше, чем древнее лен. При изучении химического состава образцов исследователи увидели очень интересную вещь: в отличие от современного древний текстиль состоит из видоизмененной целлюлозы. В ней длинные цепи из молекул глюкозы обильно увешаны кусочками посторонних веществ. Из чего состоят эти довески и где они присоединились к целлюлозе, зависит от двух факторов: возраста текстиля и места, в котором он был найден. Если взять образцы тканей из одного географического района, то в них степень изменения целлюлозы будет прямо пропорциональна возрасту текстиля. Чем он древнее, тем больше к цепям из глюкозы присоединено карбоксильных групп, содержащих углерод. А это до сих пор не учитывалось при датировании тканей радиоуглеродным методом. Как показали эксперименты, количество радиоактивного углерода-14 увеличилось в плащанице на 25 процентов, а углерода-13 - и еще больше! Последний изотоп нерадиоактивен, но его содержание очищается стандартом, который входит в любую формулу радиоуглеродного датирования. Поэтому на расчеты возраста плащаницы сильно повлияли сдвиги по обоим изотопам. В 1988 г. ученые полагали, что накопление изотопов C-13 и C-14 в целлюлозе прекратилось, когда из льна сделали ткань, и что с этого времени начался распад радиоактивного углерода, по содержанию которого в ткани можно судить о ее возрасте. А на самом деле, при пожаре плащаница значительно обогатилась этим изотопом, что вызвало эффект ее "омоложения" во время датирования. Кроме того в 1988 году исследователи вырезали кусок ткани из плащаницы как раз на границе с обожженным участком. Следует учесть, что это место было особенно сильно обогащено молодым углеродом под действием серебряного катализатора!

А недавно исследователи из Седовской лаборотории получили протоколы расчетов, которые провели эксперты из трех лабораторий при радиоуглеродном анализе 1988 г., и пересчитали их заново с учетом факторов, вызвавших эффект "омоложения" полотна. Получился возраст очень близкий к двум тысячелетиям!

Теперь для повторного приблизительного датирования возраста Туринской плащаницы, пока, к сожалению, только с точностью до двух столетий, исследователям из Седовской лаборатории достаточно получть всего лишь нескольких волокон из полотна плащаницы. А если в их распоряжении будут не 60 как сейчас, а 200 образцов древних льняных кусочков ткани, они смогут значительно уточнить свои расчеты и довести разрешающую способность метода до нескольких десятилетий.

Таким образом Дмитрий Кузнецов из Седовской лаборатории в Москве показал, что процессы, происходящие в льняной ткани под действием нагрева при пожаре за счет обмена изотопов углерода ткани и изотопов углерода находящегося в горячем дыму, очень существенно влияют на радиоуглеродное датирование. Используя модельные опыты, он обосновано заявляет, что если сделать необходимые поправки на смещение процентного соотношения изотопов углерода при пожаре в 1532 г., то плащаница имеет возраст до 2000 лет, но сам пожар не может совершить всего полного смещения по изотопам.

В силу высокой ценности Туринской плащаницы ученые имели возможность лишь один раз провести исследование по определению ее абсолютного возраста. Как мы уже говорили, в 1988 году от плащаницы был отрезан кусочек около 7 см2. Образец был разделен на три части, которые были переданы вместе с образцами для сравнения в лаборатории радиоуглеродного анализа. Ученые лабораторий провели исследования и определили возраст плащаницы. Полученные при этом результаты представлены так: Аризона 1304 ± 31; Оксфорд 1200 ± 30; Цюрих 1274 ± 24.

Но почему в лаборатории Оксфорда получены данные о несколько более позднем возрасте Плащаницы, чем в лабораториях Аризонского университета и Цюрихского института (последние в пределах ошибки совпадают) при очень хорошем совпадении данных по контрольным образцам? Почему к определению возраста Плащаницы, имеющую сложную и запутанную историю и подвергавшуюся многочисленным воздействиям, подошли так, как к образцам, история которых очевидна?

Как считают ученые из России - д.т.н., профессор Фесенко А.В., директор Российского Центра Туринской плащаницы Беляков А.В., к.х.н. Тишкунова Ю.Н., , и к.х.н. Москвина Т.П., одним из самых сильных воздействий на плащаницу был пожар в храме города Шамбери (Франция) в 1532 году, в результате которого ткань подверглась воздействию высокой температуры и немного обуглилась. После пожара плащаница подверглась реставрации: ее очистили и зашили выжженные углы ткани (поставив заплаты). И на конференции в Москве в 2000 г. была предложена еще одна возможная разгадка значительного смещения изотопного состава в ткани... Старинная реставрация Туринской плащаницы после пожара в XVI веке (заплатки в прогоревших сгибах ткани), очистка от грязи и копоти могла быть осуществлена только теми средствами, которыми владели люди средневековья. Методика простая! Она до настоящего времени сохранилась в мастерских художников. С помощью ветоши холст чистят (протирают) горячим маслом (или смесью масел), а затем влажной тканью, и делают так многократно. Можно предположить, что в ходе реставрации после 1532 года полотно подвергли обработке маслом, и его неизбежно пропитал углерод XVI века!

Как показывают расчеты, для того, чтобы получить радиоуглеродный возраст плащаницы в 1300 лет (по анализу Цюрихской лаборатории и Аризонского университета) ткань в 1532 году должна "пропитаться" 14% средневекового углерода. Это вполне возможно! Льняное полотно высокого качества состоит из 80% целлюлозы и 20% лигнина, а растительные масла представляют собой смеси, содержащие в различных пропорциях триглицериды жирных кислот. Загрязнение всего 7-ю % средневекового растительного масла смещает изотопное соотношение, и омолаживает ткань на целых тринадцать столетий!

Вот и решение поставленного ранее вопроса, почему по данным Оксфордского университета ткань плащаницы, условно говоря, на 100 лет старше, чем по результатам физиков Аризоны и Цюриха! Методика предварительного удаления загрязнений с образцов в Оксфорде отличается от способов Аризоны и Цюриха в одном пункте - английские ученые провели очистку образцов петролейным эфиром, что не делали другие! Правомерно допустить - из кусочка ткани в раствор перешло около 0,5% той субстанции, в которую со временем превратилось масло реставраторов XVI века. Результаты исследований говорят, что столь малого количества удаленного "масла" как раз достаточно, чтобы датирование сдвинулась назад приблизительно на сотню лет! Обратите внимание! Методики подготовки образцов использованные при радиоуглеродном датировании 1988 г. не обеспечивают полного удаления высохшего льняного масла. Внесение его в количестве 5 - 7 % по отношению к массе исходной ткани достаточно для "омоложения" с I-го на XIV век!

Мы получили результат очень близкий к первому веку нашей эры. Его необходимо утвердить. И независимо от радиоуглеродного датирования очень важна оценка календарного возраста плащаницы с помощью других методов, о чем мы с Вами побеседуем несколько позже. Да, для получения достоверных результатов все сведения нужно подтверждать. Кроме того, само существование неопределенности в радиоуглеродном датировании показывает нам - не один научный метод не свободен от ошибок. Но несомненно однако, что использование этого метода для проверки подлинности ткани гораздо лучше, чем проваривание ее в кипящем масле!

Вернуться назад





Костромская епархия Русской Православной Церкви

Костромская епархия