Радиоуглеродный анализ.

 

Сколько же все-таки лет ткани Туринской плащаницы? Есть ли достоверные способы определения возраста? Ранее говорилось, что для этой цели в 1988 г. провели радиоуглеродные исследования, которые выполнили 21 эксперт в лабораториях университетов Аризоны, Оксфорда, и Цюриха. Надо признать, что подобный анализ стоит больших денег. Исследования обошлись в 1 миллион фунтов стерлингов, и были оплачены 45 богатыми бизнесменами.

Чтобы уменьшить ущерб наносимый плащанице, для анализа использовалась узкая полоска ткани 15 X 80 мм, вырезанная из левого угла боковой полосы нижней части плащаницы.

Как и при каких обстоятельствах ее вырезали - об этом мы уже говорили выше, но примечательна одна особенность - участвовать в исследованиях хотели девять ведущих лабораторий по радиоуглеродному датированию, но отобраны из них были только три. У ученых не допущенных к работе зародилось подозрение, что исследования будут необъективными, и мы далее увидим насколько их сомнения оправдались!

Итак, возвращаясь в 1988 г., приведем сухую сводку аналитиков. Датирование по радиоуглероду проведенное в лабораториях Оксфордского Университета (Oxford University), Университета в штате Аризона (University of Arizona), и Швейцарского института Технологии (Swiss Fed'l Institute of Technology) трех образцов ткани боковой полосы Туринской плащаницы дало с вероятностью 95% радиоуглеродный возраст 1260-1390 г. н. э. Неужели скептпки правы?

Отнюдь нет! В дальнейшем, мы постараемся доступно объяснить принципиальную разницу между радиоуглеродным возрастом предмета и его историческим, то есть истинным возрастом, а сейчас приведем один из первых аргументов, который поставил под сомнение датировку по радиоуглероду. В Венгрии находится манускрипт, который точно датируется 1190 г. На нем есть миниатюры изображающие положение во гроб Господа нашего Иисуса Христа, и Воскресение Христово.

Рисунок содержит такие подробности, которые живописец мог видеть только в том случае, если он имел перед глазами Туринскую плащаницу. На первой миниатюре руки Спасителя скрещенны не как обычно - в области груди, а таким образом как на плащанице, то есть в области паха.

И наиболее убедительным является тот факт, что на миниатюре Воскресения находится уникальное изображение плащаницы с точно такими же четырьмя прожогами виде буквы "Г", какие были на Туринской плащанице до пожара в 1532 г.

Известно, что плащаница за свою огромную историю неоднократно попадала в пожары. Наиболее страшным и разрушительным был пожар 1532 г., в результате которого дополнительно появились две широкие полосы прожогов на линиях сгибов по бокам изображения. В то же время, в Бельгийском городе Lierre хранится полотно с нарисованной на нем Туринской плащаницей. Эта картина точно датируется 1516 г., то есть была написана задолго до пожара 1532 г. На этой картине видны те же четыре прожога виде буквы "Г", какие мы видим на миниатюре с венгерского манускрипта! Следовательно, художник писавший миниатюры к манускрипту 1190 г. действительно имел возможность видеть полотно Туринской плащаницы, что противоречит наиболее ранней радиоуглеродной дате. Проще говоря - цифры не совпадают более чем на 70 лет! Это означает, что радиоуглеродный возраст, который был рассчитан на основании радиоуглеродного анализа кусочка ткани боковой полосы плащаницы, не соответствует ее действительному, то есть календарному возрасту.

Вторым аргументом, который ставит под сомнение достоверность датировки 1988 г. является следующий. Полоску для анализа вырезали из так называемой боковой полосы, а не из той части ткани, на которой имеются загадочные отпечатки. Возникли сомнения - ткань боковой полосы, пришитая к основной ткани, и сама основная неопровержимая ткань изготовлены в одном веке, или нет? Мы уже говорили о том, что даже сам тип скручивания волокон в этих тканях различен. Кроме того Alan D. Adler в 1996 г. сделал интересное сообщение относительно волокон ткани плащаницы. Он сравнивал химический состав волокон того кусочка ткани из боковой полосы, часть которого в 1988 г. подвергалась радиоуглеродному анализу, с химическим составом волокон неопровержимой области ткани плащаницы, то есть той на которой есть изображение. Разница оказалась столь внушительной, что большинство аналитиков согласились - датирование по радиоуглероду не является окончательным, и необходимо вновь датировать ткань по кусочку из неопровержимой области.

У нас есть и третий аргумент - сударь из испанского города Oviedo, о котором мы подробно поговорим в дальнейшем. Но вместе с тем обратим внимание на известные, дополнительные, и весьма убедительные сведения, которые окончательно губят датировку 1988 г.

Еще в 1939 г. Vignon заметил в изображении лица с Туринской плащаницы и древней византийской иконографии 20 общих особенностей: поперечная полоса поперек лба, V образная форма переносицы, ветвление в бороде и т. д. Он высказал предположение, что древнейшая иконография Христа имеет своим источником отпечаток на плащанице. А в 1982 г. Whanger использовал для сравнения образов методику наложения изображений в поляризованном свете.

Он обнаружил 46 совпадений между чертами лица с Туринской плащаницы и ликом Христа на древнейшей мозаике VI века в монастыре св. Екатерины, которая находится в Египте на горе Синай. Используя ту же методику, он нашел 63 совпадения между отпечатками лица на ткани плащаницы и образом Христа на золотой монете, чеканившейся в VII веке в Византии (солид императора Юстиниана II датируемый 692-695 гг. н. э.).

Вернемся снова в монастырь св. Екатерины. Обратим внимание на иконографическое изображение Абгара V, который получает плат с изображением Спаса нерукотворного. Эта икона отражает предание православной церкви и относится к середине X века. Так вот что интересно - анализируя пропорции изображения на иконе, Whanger показал, что плат, изображенный на иконе изначально имел ширину в 46 дюймов (1 м 17 см), а высоту в свернутом виде - 20 дюймов (51 см). Эти размеры соответствуют размерам Туринской плащаницы, которую свернули в 8 раз.

Взвесим соотношение сторон. Посмотрим на приведенные нами сведения со всех позиций. С одной стороны одиноко стоящая, нелепая цифра, с другой - история, археология, иконография, физические методы анализа? Так где же истина?

Когда человеку, который никогда не занимался датировкой предметов радиоуглеродным методом, говорят, что возраст образца определенный настоящим способом такой-то, он легко соглашается с этим. А зря! Даже среди ученых имеются неправильные представления относительно датирования предметов и образцов радиоуглеродным методом. Но среди специалистов в области радиоуглеродного анализа и тех, кто часто использует данный метод в своей работе, он не считается совершенно точным способом определения возраста, а скорее первым приближением. Причина в том, что используя этот метод исследователи должны быть совершенно уверены - да мы имеем дело с образцом, изотопное соотношение между С-12 и С-14 в котором полностью соответствует веку, к которому он принадлежит, и образец не засорен разными примесями с более молодым соотношением в изотопах. Загрязнение - реальная опасность для любого C-14 материала. Изотопное соотношение, загрязнение - что-то не очень понятно, скажете Вы!

Для того чтобы прояснить смысл слов, сказанных выше, придется нашему любезному читателю немного утрудить себя и кратко почитать о самом методе радиоуглеродного датирования. Сначала нам следует узнать, откуда вообще берется радиоактивный изотоп углерода. Говоря кратко, радиоуглерод C-14 рождается в атмосфере за счет сложных физических процессов под воздействием космического излучения. Источником образования C-14 в атмосфере являются нейтроны, образующиеся при расщеплении ядер атмосферных газов космическим излучением. Так вот, захват нейтронов космического излучения азотом и приводит к образованию в атмосфере радиоуглерода C-14. В ходе фотосинтеза C-14 наряду с другими изотопами углерода попадает в растения, причем содержание C-14 в углероде различных природных объектов составляет 1,02-1,13% от суммы нерадиоактивных изотопов C-12 и C-13. Когда организм погибает, он перестает извлекать из внешней среды новые порции углерода. Вследствие радиоактивного распада соотношение C-14 с другими изотопами углерода меняется. Поскольку скорость распада - величина постоянная, то, измеряя содержание этого изотопа в общем количестве углерода, можно определить возраст образца. Но особенно надо заметить - возраст образца есть величина расчетная, полученная на основании определенных допущений. И обратите пристальное внимание, что метод радиоуглеродного анализа определяет лишь колличество радиоактивного изотопа углерода в образце, что само по себе, согласитесь, возрастом не является.

Итак, мы теперь знаем, что современная археологическая химия обладает ограниченным набором средств, с помощью которых можно определять возраст текстиля, и одним из из них считается метод радиоуглеродного анализа. Для справки сообщим, что льняная ткань более чем на 90 процентов состоит из целлюлозы волокон, а целлюлоза - это полимер, содержаший значительное колличество углерода. Поэтому для датировки ткани достаточно узнать, сколько в ней углерода-13 и углерода - 14, а потом по специальным формулам ученые определят, какому возрасту соответствует данное содержание. Но выше сказанное годится только для идеальных условий.

Да, для большинства археологических находок долгое время захороненных в укромных местах и не подвергавшихся с момента погребения серьезным внешним воздействиям, мы можем принять, что они не загрязнены более молодым радиоуглеродом. Следовательно, радиоуглеродное датирование даст приемлемую точность при определении возраста. Но при датировании ткани плащаницы мы имеем дело с тем случаем, когда по меньшей мере в течении более чем 600 лет "бесспорной" или зарегистрированной хронологии, она побывала в различной окружающей среде и подвергалась многообразной, не всегда точно известной обработке. У нас все больше оснований утверждать, что эта ткань относится к первому веку, а следовательно дополнительно еще 1300 лет она могла быть в контакте природными или созданными человеческими руками веществами, способными существенно исказить результаты радиоуглеродного датирования.

Обратите внимание еще на одно соображение. Ни один историк не указал бы на дату радиоуглеродного датирования (или даже на целый ряд дат C-14), как на окончательное доказательство. Никакой историк не стал бы утверждать, что этот тип данных обеспечивает абсолютную надежность. Такое ограниченное использование результатов C-14 - банальность в археологии и геологии. Много "дат" были в свое время отклонены как аномальные, как находящиеся в конфликте с другими данными по C-14 или с более надежными сведениями.

И это вместе с тем, что значительные достижения в радиоуглеродных исследованиях и технологии привели в последнее время к усовершенствованию средств измерения и калибровки результатов. Но все же расхождение данных радиоуглеродного датирования с историческими данными дает нам возможно единственный метод оценки величины загрязнения. Так в Югославии выборки древесины XIII века дали радиоуглеродный возраст XV и XVIII века. Кроме того следует учесть, что загрязнение молодым углеродом не всегда может быть удалено даже при предварительной специальной обработке. Например анализ остатков деревянных стен ископаемой стоянки древних людей на Аляске дал возраст 1800-1600 лет до н. э., а анализ золы из очагов внутри этих же помещений дал возраст 1000-800 лет до н. э., хотя совершенно очевидно для археологов, что и стены и зола принадлежат к одному и тому же историческому периоду.

И если такие типовые материалы как древесные остатки при наличии загрязнений дают столь значительные расхождения в возрасте, то тем более необходимо быть предельно осторожными при интерпретации результатов радиоуглеродного датирования льняной ткани Туринской плащаницы.

Во первых, настоятельно необходимо делать выборки образцов не только с ткани боковой полосы, как это было сделано в 1988 г., но и со всех прочих доступных мест, чтобы обеспечить представительность (репрезентативность) образцов с различной степенью их загрязненности. Три образца из одного места, как было в 1988 г. - слишком мало.

Во вторых необходима сложная программа предварительных исследований и отсева вырезанных образцов, прежде чем проводить над ними радиоуглеродное датирование.

В третьих результат радиоуглеродного датирования должен быть представлен широкому кругу исследователей с учетом степени загрязнения и других неопределенностей свойственных радиоуглеродному методу.

И, наконец, главное - мы должны отказаться от мысли, что радиоуглеродный возраст любой величины со временем уладит вопрос о подлинности плащаницы.

Безусловно, попадание результата исследований в 20 или 1320 год н. э. даст сильную поддержку сторонникам или противникам подлинности плащаницы, но результат в 300, 700 или в 1000 лет создаст громадное количество противоречий, в особенности если учесть, что ошибка в определении может достигать +300 лет и более. Поскольку лен растет чрезвычайно быстро, а колебания в атмосфере С-14 могут требовать неопределенности +120 лет , или даже +150 лет , то эту неопределенность следует прибавить еще к нормальной статистической ошибке (+80 лет) на хорошей выборке. Следовательно, если установить степень достоверности результата в 95%, неопределенность в радиоуглеродном возрасте льняной ткани плащаницы может достичь 500-600 лет.

Теперь, когда наш читатель в некоторой степени проникся тем насколько нелегко произвести датирование по радиоуглероду, мы, на основании известных нам данных, попытаемся оценить реальный возраст ткани плащаницы.

Вернуться назад




eparchia.ru каталог православных интернет ресурсов
Рязанская епархия Русской Правослвной Церкви