Пятна крови.

 

Следующая сфера исследований дотрагивается до очень деликатной, но на редкость важной области - мы прикасаемся к кровавым следам, облик которых способен привести в благоговейный трепет. Обращая взор на ткань мы видим, что все тело покрыто ранами от глубоких ссадин при бичевании, запекшаяся кровь в которых имеет кармино-красный цвет. Крупные пятна крови такого же цвета покрывают места по которым она текла из пронзенных рук и ног, с большим благоговением мы созерцаем поток крови от прободения копьем в области груди, ручейки запекшейся крови на голове от проколов шипами. По сути дела вся плащаница залита кровью!

Как это может быть, говорит наш пораженный разум? Быть может перед нами совсем и не кровь? Но исследования под микроскопом нитей извлеченных в 1978 г. как из области изображения, так и из области кровяного пятна показали, что на нитках ткани нет ни малейших признаков пигментов или красителей с помощью которых можно было бы окрасить плащаницу, чтобы получить изображение. Естественным образом кровь пропитывает верхнюю часть волокна, а в просветах между нитями и на самой ткани нет постороннего красящего материала.

Более подробные исследования под микроскопом областей с кровью показали, что пятна состоят из красно-оранжевой аморфной корки, запекшейся на поверхности волокон и в просветах между нитей. В отличии от самих отпечатков тела, кровь проникает в капилляры волокон, а сгустки крови образуют на поверхности ткани мениск свойственный вязким жидкостям.

Кроме того в 1980 г. Morris, Schwalbe, и London показали наличие значительной концентрации железа только в тех областях где находятся пятна крови. Лучи Рентгена высветили в спектре четкую линию железа, которое иногда присутствует в красной краске, но и гемоглобин крови содержит этот металл. Так все же из чего состоят пятна на изображении? Ученые обнаружили, что железо в них окружено так называемыми "пиральными кольцами", которые есть только в крови. В краске их нет, и не может быть. Окончательно Heller и Adler в результате спектроскопических исследований 1980 г. обнаружили в следах крови гемоглобин (hemoglobin), а в 1981 г. - билирубин и альбумин (bilirubin, albumin).

Ими было проведено 12 специальных тестов, которые подтвердили, что на плащанице находится действительно настоящая кровь. Наконец Bollone, Jorio, и Massaro еще в далеком 1981 г. убедительно показали, что перед нами именно человеческая кровь. Кровь принадлежит к IV группе (AB).

Для тех читателей, которые не имеют медицинского образования мы дадим некоторые пояснения. Кровь состоит из жидкой части - плазмы, и взвешенных в ней элементов троякого рода: красных кровяных телец или эритроцитов; белых кровяных телец или лейкоцитов, и кровяных пластинок - тромбоцитов.

Плазма крови - это коллоидный раствор множества белков, одним из которых является альбумин. А наибольшее значение среди белков крови имеет дыхательный кровяной пигмент красного цвета - гемоглобин, заключенный в безядерные клетки - эритроциты. Если кровь засохла, то 85% сухого остатка составляет именно гемоглобин.

Так все же как ученые определили, что на плащанице кровь человеческая? Ведь пошло столько лет с тех пор как она присохла к ткани! Гемоглобин - это сложный белок, состоящий из белкового носителя - глобина, и небелковой группы - гема, в состав которой входит металл - железо. За счет окисления этого железа, гемоглобин крови обеспечивает процесс переноса кислорода. Гемоглобины разных животных и человека хотя достаточно близки между собой, но принципиально отличаются по форме кристаллов и спектральным свойствам. Эти различия обусловлены различиями в природе белкового носителя - глобина. После специального спектрального анализа и было установлено - да, на плащанице человеческая кровь.

Кроме того в крови всегда находятся вещества, подлежащие удалению из организма. К таким веществам относится билирубин - желчный пигмент, который образуется в тканях в результате распада гемоглобина. Продолжим далее наш экскурс.

Кровяные пластинки - тромбоциты, представляют собой небольшие образования круглой или овальной формы, которые играют важнейшую роль в процессе свертывания крови. Белые кровяные тельца - лейкоциты, образуют несколько групп. Примерно 60-70% лейкоцитов составляют клетки сегментоядерных нейтрофилов, с плотным, разделенным на сегменты ядром и окрашенной в розовый цвет протоплазмой; 20-25% лейкоцитов составляют лимфоциты - клетки с плотным круглым ядром и протоплазмой. Лейкоциты принимают участие в иммунобиологических процессах организма, захватывая из плазмы крови микробов, клетки и их обломки. Но для дальнейшего повествования наиболее важно то, что лейкоциты содержат ядра, в которых, как и во всех клетках тела, содержится полный набор хромосом.

Теперь будем говорить об очень деликатном предмете. Сначала мы известим изумленного читателя, что в 1995 г. Victor Tryon - профессор микробиологии и директор Техасского университета по технологии генной инженерии (University of Texas Center for Advanced DNA Technologies) определил сигналы от трех различных, человеческих, принадлежащих мужчине генов используя методы цепных реакций полимераза (polymerase). Образцы для этого анализа были взяты из красных кровяных шариков с пятен крови на Туринской плащанице. Что это - научное достижение, или начало чудовищного эксперимента? Мы находимся на той зыбкой грани за которую науке лучше не переходить, и вот почему.

Расскажем по порядку. Начнем с истории того, как попали в Техас образцы крови с плащаницы. Итак вернемся в 1988 г., когда профессора Giovanni Riggi и Luigi Gonella из Турина лично отрезают от плащаницы выборки для радиоуглеродного анализа.

Ученые начали в 5 часов утра 21 апреля 1988 г. удалять полоску полотна длиной восемь сантиметров и шириной в полтора сантиметра. Она была разрезана пополам, и одна половина отдана кардиналу Ballestrero, который в то время являлся официальным хранителем плащаницы. Другая половина была разделена на три равных части, и передана представителям лабораторий в Цюрих, Оксфорд и Аризону (Tucson), для проведения радиоуглеродного анализа.

Работа по удалении полоски ткани для радиоуглеродного анализа была закончена уже в 13 часов дня, однако в тот день до половины девятого вечера плащаницу не положили в серебрянную раку. Что же делали с ней в течении семи с половиной часов?

За это продолжительное время профессор Riggi изъял образцы крови, желая впоследствии выяснить их генетические характеристики. Сама операция не была секретной, потому что все действия записывались на пленку для официального отчета, и проводились под наблюдением двадцати техников и духовенства. Чтобы взять выборки из области потеков крови на голове причиненных шипами, Riggi использовал два крошечных скальпеля, а чтобы нанести наименьший ущерб изображению, он скоблил с той стороны плащаницы, на которой отпечатались спинная часть и задняя часть головы. Затем эти образцы крови и часть полоски полотна, не используемая для радиоуглеродного анализа, были лично отданы ему кардиналом Ballestrero, а Riggi положил их для большей сохранности в сейф хранилища банка.

Через четыре с половиной года профессор Garza-Valdes сделал научное открытие о том, что некоторые бактерии при определенных условиях производят в процессе своей жизнедеятельности полимерные покрытия (bioplastic) на поверхности древних экспонатов. Он показал, что слои этих покрытий могут вызывать серьезные ошибки при радиоуглеродном датировании. Это заставило Garza-Valdes задаться вопросом, а не может ли Туринская плащаница быть покрытой подобными микроорганизмами?

Преемник кардинала Ballestrero, хранитель плащаницы кардинал Saldarini к которому он обратился за разрешением исследовать плащаницу, направил Valdes к профессору Giovanni Riggi, который принес выборки 1988 г. из хранилища банка. При исследовании полоски под переносным микроскопом Valdes действительно увидел, что полимерное покрытие покрывает ткань в совершенно достаточном количестве для того, чтобы серьезно воздействовать на точность радиоуглеродного датирования. После этого он предложил Riggi услуги университета Сан Антонио в Штате Техас (University of Texas's Health Science Center at San Antonio), для дальнейшего изучения выборок из области потеков крови на голове.

Когда итальянский профессор пересек Атлантику, то в Сан Антонио к исследованиям подключились профессор микробиологии университета Stephen J.Mattingly, и профессор Victor V.Tryon, руководитель университетского центра технологий ДНК.

И вот мы опять возвращаемся к тому, с чего начали свое повествование о генетическом анализе образцов крови с плащаницы. Профессор Tryon при изучении липкой ленты, несущей на себе 1,5 мм крови с плащаницы без колебаний подтвердил, что в образце находится человеческая кровь, содержащая X и Y хромосомы, а это указывает на мужской пол. Второй фрагмент показал идентичный результат.

Сложнейшая морально-этическая и духовная проблема стоит перед нами прежде, чем могут быть проведены дальнейшие тесты. Да, генетический анализ может установить этническую группу крови Человека с плащаницы, и таким образом определить могут ли его пары ДНК быть найденными в людях еврейского происхождения. Кроме того, если ДНК будет определена как взятая только от матери, без ДНК от отца - значение этого факта очевидно. Однако мы имеем дело не просто с образцами крови, но с Кровью, излиянной за спасение мира. Поэтому прежде чем проводить дальнейшие анализы, Stephen J.Mattingly, и его помощник - профессор Victor V.Tryon, запросили специальное разрешение на проведение этих работ. И хотя им было категорически отказано, они внесли образцы ДНК с плащаницы в хранилище образцов крови своего университета.

После этого хранитель плащаницы Кардинал Saldarini издал твердое предписание формально запрашивающее возврат всех выборок с плащаницы, рассеянных по миру, и особенно запретил выполнение на них любых дальнейших тестов. Хотя Valdez, Mattingly и Tryon выразили готовность вернуть выборки, они имеют образцы ДНК в хранилище крови, и могут их умножать в необходимом количестве. Но, скажете Вы, 1,5 мм крови с плащаницы - это же очень мало!? Ничуть! Ведь 1 кубический миллиметр крови содержит в себе примерно 4,5-5 миллионов эритроцитов, 6-8 тысяч лейкоцитов, и 150-400 тысяч тромбоцитов. Несложный расчет показывает, что с 1,5 мм липкой ленты к анализу может быть представлено до 12 тысяч ядер клеток крови!

Мы пришли к неутешительным выводам. Три американских ученых задерживают в своей лаборатории генетический код из крови с плащаницы! Они могут открывать его подробности и использовать, к прискорбию, по своему усмотрению. Но при этом встает не только этическая сторона вопроса о дозволительности опытов с кровью и ДНК. Последние достижения в области генной инженерии, о которых мы кратко расскажем далее, дают основания полагать, что любое использование этого генетического кода может привести к чудовищным последствиям.

Вернуться назад


Ипатьевский монастырь
Архиепископ Лука Войно-Ясенецкий